Кондитерская. промышленность Rambler's Top100

холодильные витрины для кондитерских изделий, тортов, пирожных
[ в начало ]

Раздел:
Аналитика
Темы:
  Портрет фабрики
Фигуранты:
 
[ новости ]


версия для печати

В этот день:
Кондитерский комбинат "Кубань"

Миллионы за земляничку

[ кондитерские фабрики ]
[ доска объявлений ]




Рекламодателям

Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика

Эхо 13.09.2013
 

"Аленка"
История знаменитого шоколада началась в феврале 1964 года

Никто, наверное, не будет спорить, что шоколад, пожалуй, самая притягательная и вожделенная сладость в мире. Это наш маленький кусочек счастья на каждый день. Его вкус и аромат заставляет сердце биться чаще в ожидании исключительно приятных жизненных сюрпризов. Увертюрой, предваряющей наше погружение в шоколадное счастье, становится "общение" с его упаковкой. И здесь важна каждая деталь: оригинальность формы, "вкусная" картинка на обертке, заманчивый шелест фольги... Некоторый шоколад становился всенародно любимым - и зачастую благодаря обертке. Таким в 60-х годах прошлого века стал шоколад "Аленка" - настоящий символ советской эпохи.

История знаменитого шоколада началась в феврале 1964 года на Пленуме ЦК КПСС, где обсуждалось развитие сельского хозяйства и была принята очередная Продовольственная программа - одна из многих. Советское правительство решило подсластить гражданам пилюлю нелегкой трудовой жизни, подлечив нехватку эндорфинов запуском в производство шоколада. Именно тогда с трибуны и прозвучал призыв к советским кондитерам придумать вкусный, но недорогой шоколад. И непременно молочный. ("Аленка" впоследствии стоила 80 копеек - по сравнению с горьким шоколадом по полтора рубля.) В СССР выпускался преимущественно горький шоколад. Но причиной была не столько забота о пользе здоровью, столько традиционный дефицит одной из главных составляющих молочного шоколада - высококачественного сухого молока. Некоторые марки советского горького шоколада, существующие до сих пор, имеют длительную историю выпуска. Например, "Гвардейский" начал выпускаться еще во время Великой Отечественной войны.

Однако знаменитая голубоглазая девочка в пестрой косынке появилась на этикетке шоколада не сразу. Ее путь к славе оказался тернист.

Несколько крупнейших фабрик Союза бросились выполнять партийный наказ. Включился и "Красный Октябрь", разработав новую рецептуру. Одновременно с ним практически такую же рецептуру разработала и Бабаевская фабрика, и "Рот Фронт".

Но с названием получился конфуз. Сначала новый молочный шоколад решили назвать "Аленушкой" - девочка с таким именем кочевала из одной сказки в другую, и каждый советский ребенок был с ней знаком. На обертку планировалось перенести одноименную картину Васнецова. Печатать на конфетах, их коробках и шоколадных плитках репродукции известных картин не было придумкой 60-х - еще середины XIX века на шоколаде репродуцировались картины, например, "Утро в сосновом бору" ("Мишки в лесу") И. Шишкина. Теперь был запланирован Васнецов. Но случилось страшное: шоколад с васнецовской Аленушкой на этикетке вышел раньше на другой московской фабрике. (Кстати, самыми первыми "Аленками" стали бабаевская - девочка в синем платочке, и две рот-фронтовские - девочка с лейкой и девочка с собачкой и зайчиком.)

На "Красном Октябре" было закручинились - совсем как васнецовская Аленушка, но потом оказалось, что зря. В верхах, увидев ту обертку с Васнецовым, схватились за голову: "У нас в стране счастливое детство, а девочка - босоногая". Фабрику, опередившую "Красный Октябрь", заставили переделать этикетку. Сейчас это кажется смешным и нелепым, но в те времена такой аргумент был в порядке вещей. Поговаривают даже, что кроме босых ног, в васнецовской Аленушке партийные верха не устроило и ее настроение: что это она грустит, когда коммунизм практически на пороге?! Так что "Красный Октябрь", опоздав, оказался впереди. Правда, у фабрики уже существовал шоколад под названием "Аленка", но он был не молочный, а горький. Появился он не позже 1960 года, по крайней мере, во многих частных коллекциях есть обертка от этого шоколада, датированная именно этим годом. Дело в том, что "Красный Октябрь" изначально выпускал горькую "Аленку" в традиционном для себя памятном оформлении к праздничным датам (8 Марта, 1 Мая), причем безо всякого изображения девочки. Затем фабрика приняла решение о разработке фирменного портрета для упаковки популярного шоколада. На ней изображена милая мордашка девочки в косынке треугольничком. Мало кто знает, что ту, первую Аленку, 1960 года, на самом деле звали Сашей, и она реально существующий человек. Жила тогда Саша Егорова в поселке Северном под Москвой, и когда ее сфотографировали, было ей пять лет.

Что касается рецептуры, то первые эксперименты не приносили требуемого результата: когда перебарщивали с молоком, шоколад не формовался, когда его недоливали, не было нужного вкуса.

В 1966 году, когда было наконец найдено необходимое соотношение ингредиентов, руководство "Красного Октября" совместно с газетой "Вечерняя Москва" объявило конкурс на фотографию девочки, которая впоследствии станет прототипом шоколадной "Аленки". Правда, был конкурс проведен или не был, выяснить достоверно не удалось. Известно только, что на конкурс было прислано множество фотографий, и некоторые из них использовались в оформлении шоколадной обертки до утверждения "канонического" образа "Аленки".

Автором обертки историки называют художника Н.Маслова. Причем скромно так называют, даже не сообщая имени. Нам отыскать его имя тоже не удалось, да и сложно это при такой распространенной фамилии. (Тут хочется сделать отступление не по теме: как можно изучать историю и верить сей уважаемой науке, когда даже события такого недалекого прошлого - и те покрыты мраком неизвестности?)

Скорее всего, история этикетки началась с одной фотографии, которую сделал Александр Михайлович Геринас. Снял фотограф где-то между 1957 и 1960 годом маленькую девочку в по-русски пестром платочке. Здорово снял. Говорят, что помещался снимок на выставке и в журнале "Советское фото". Но не запомнил бы снимок никто, если бы не поместили его на обложке январского номера журнала "Здоровье" 1962 года, очень популярного в СССР и издававшегося восьмисоттысячным тиражом. Выбор, в общем-то, оправдан: доверчивое мягкое лицо девочки с широко распахнутыми глазами и румяными щечками дышало довольством и здоровьем. Об имени девочки ничего в журнале не сообщалось. В конце номера только такие слова: "На первой странице обложки: "Ты смотришь на мир с восторгом - и ты не ошибаешься, малышка! Мир действительно прекрасен". И еще фамилия фотографа.

Но вернемся к Маслову. Можно долго обсуждать, напрямую ли использовал художник снимок, внеся некоторые изменения, или просто так вышло у него, но, несомненно, он снимок однозначно видел. Какие же отличия имеются в этикетке от "прототипа фотоснимка"? Главное - цвет глаз. На снимке у девочки глаза карие, на этикетке голубые. Трудно, кстати, сказать, зачем надо было изменять "шоколадные" глаза для шоколадной этикетки? Может, чтобы подчеркнуть "русскость" типажа? Форма бровей в рисунке этикетки немного изменена. Лицо чуть удлинено. Чуть изменен рот, верхняя губа выписана крупнее. Одинакова прядка волос, видимая из-под платка. Да и сам платок на снимке и этикетке завязан одинаково. И взгляд, направленный чуть вверх, одинаков.

Как ни велик был тираж журнала, но с тиражами этикетки его не сравнить. Позабылась девочка с обложки так, что даже стали разыскивать в начале 90-х "прототип" Аленки с этикетки одноименного шоколада. Вроде бы признали прототипом рисунка этикетки ту фотографию с январского номера, а в качестве модели - дочь фотографа Елену Геринас. Даже приглашали ее на "Красный Октябрь", где вручили ей приз и свою сладкую продукцию. Но об этом - чуть позже.

Почти сразу же появились и стишки: "Познакомиться с Аленкой из детишек каждый рад./ Покупайте, покупайте, покупайте шоколад!/ Шоколад "Аленка" - милая девчонка./ Глазки голубые, волосы льняные/ Щеки - будто маков цвет./ Ей совсем не много лет/ Года два, а, может, три,/ Что за прелесть! Посмотри!/ Очень вкусный шоколад/ Приготовили для нас./ Он питательный и нежный/ И для всех людей полезный!" Вот такой поэтический шедевр... Да и надо ли ждать большего от шестнадцатилетней девочки, которая написала на фабрику "Красный Октябрь" письмо со своими стихами? Стихи понравились, и их напечатали с обратной стороны шоколадной обертки. В сущности, это была одна из первых кавайных (т.е. милых, сюскающих) реклам. Девочку, кстати, звали Саша Егорова...

Насчет названия "Аленка" есть легенда. Долгое время считалось, что шоколадку назвали "Аленкой" в честь дочери то ли Терешковой, то ли Гагарина - у обоих космонавтов к тому моменту подрастали девочки Леночки. На фабрике эту легенду хоть и любят, но опровергают. Хотя бы потому, что первые "Аленки" появились не только до полета Терешковой, но вообще до первого полета в космос человека - Юрия Гагарина. Впрочем, ресурсу "Википедия" на это, мягко скажем, наплевать, с логикой она не дружит и продолжает тиражировать данную версию.

В чем же сила "Аленки"? Очевидно, что лицо человека, сфотографированное крупным планом и обращенное к нам в анфас, привлекает внимание сильнее, чем другие изобразительные решения. Яркость, праздничность, лаконизм оформления и миловидность модели тоже, что называется, были "налицо". Но главное - глядя на этикетку "Аленки", советский покупатель видел "портрет" своего собственного ребенка, желания которого в советском мире всеобщих табу, запретов и долженствований оставались без удовлетворения. Портрет довольной Аленки для советского рабочего и служащего был своеобразным знаком, разрешающим пойти навстречу своему "хочу", побаловать себя и купить продукт не для пропитания, а для собственного удовольствия.

С течением времени немного испуганное лицо "Аленки" превращалось в более спокойное, "увешивалось" медалями, обзаводилось друзьями, ненадолго менялся дизайн, который так и не прижился... Миллионы наших сограждан в одночасье полюбили милую девочку в платочке и пожелали назвать в ее честь своих дочерей. Не Еленой, не Аленой, а именно Аленкой! От засилья девочек с таким именем страну спасли запрет на внесение в документы имен в уменьшительно-ласкательной форме и стойкое мужество работников ЗАГСов.

Но даже после принятия окончательного варианта нет-нет, да и появлялись новые этикетки "Аленки", главным образом, к праздникам, например, Аленка с "пролетарскими" гвоздиками. Девочки маленькие и постарше, сфотографированные и нарисованные, портретные решения и фигурки в рост... Была очень симпатичная "Аленка" с девочкой в красном платке и красном сарафане, обнимающей березку и снятую по пояс, была хохочущая девчушка с охапкой цветов, рисованная в рост Аленушка с козленочком. В общем, этикетку художники крутили и так и эдак: была Аленка с "пролетарскими" гвоздиками, Аленка-снегурочка. Ей заплели косички и отправляли гулять по московским улицам, в зависимости от времени года она была одета в пальтишко, курточку или платье. В 1999 году девочке придумали друга Кузю и шоколад стал называться "Кузя, друг Аленки". Симпатичный вихрастых конопатый мальчишка... Но и этот "рыжик" чем-то не угодил. Исчез "Кузя" вроде бы по причине, что в развитие бренда предложили некие шутники выпускать еще и "Кузькину мать", а также других родственников. Были и откровенно неудачные варианты. Например, вариант 1968 года. Называется "Аленка поздравляет с Первомаем". Из-за непонятного коричневого "забора" по диагонали высовывается рисованное лицо блондинки в красном платочке. Взгляд на зрителя исподлобья, губы - как на американской рекламе 50-х годов, блуждающая улыбка наркоманки... Не девочка, скорее, женщина в стиле Мэрилин Монро - "прелесть-какая- дурочка".

Или тоже "майская" "Аленка" 1967 года выпуска. Там молодая женщина в белом платье одной рукой держит гвоздики, а другой, с зажатой в ней лентой с надписью "май", машет зрителю. Все бы ничего, вот только создается ощущение, что не художник-дизайнер это нарисовал, а ребенок лет десяти - с пропорциями и вообще художественным решением полная беда...

Но самый ужасный - это вариант 1976 года. Остряки назвали его "кладбищенской версией". На зеленом фоне белая рамка, которая до боли напоминает надгробие с завитушками. Сходство с надгробием усиливает и портрет девчушки-хохотушки с цветами в... овальной рамке. Вот бы посмотреть в глаза тому дизайнеру! (Цена этого "шедевра", кстати, не 80 копеек, а полтора рубля. Видимо, доплата за надгробие...)

В общем, только "Аленка" в платочке оказалась живучей - ни одной ее "сестричке" не удалось продержаться на обертке столько, сколько нынешней "Аленке". "Над этой картинкой работали разные художники, и каждый вносил какие-то изменения, - рассказывает Галина Болдина, которая за 48 лет работы на фабрике проделала путь от розничного цеха до кабинета заместителя президента. - Покупатели не замечали, но обертка менялась на протяжении многих лет: фон становился то бледнее, то ярче, даже щечки у Аленки стали румяней".

Думается, больше остальных в советское время "Аленку" ели секретарши - этот шоколад был украшением не только детских подарков, но и вполне взрослых презентов. В 2002 году в Эрмитаже прошла выставка "Эх, Петербург! Что за жизнь, право!", посвященная гоголевскому "Ревизору". Выставляли на всеобщее обозрение не только фото со спектаклей, одежду, но и "борзых щенков" - дефицит, который шел на взятки. Среди черной икры, чешского хрусталя и бразильского кофе красовалась на витрине и "Аленка", ее секретаршам презентовали чаще всего. И цена позволяла, и внешний вид: и не разоришься, и не стыдно подарить.

Что же происходит с этим шоколадом сегодня? Но для начала - что сегодня происходит с людьми. Выросшая Елена Геринас подала в суд иск к держателям торговой марки "Аленка". Елена пыталась доказать, что на шоколадной обертке - именно она, а, стало быть, фабрика, тиражируя снимки без разрешения, нарушает ее авторские права. В качестве возмещения ущерба Елена требовала с фабрики аж 5 миллионов рублей.

Суд длился почти два года. Эксперт-криминалист Минюста Зотов исследовал изображение девочки на этикетке шоколада и на обложке "Здоровья", насчитал 18 общих признаков (были рассмотрены чуть ли не под лупой десятки фотографий маленькой Леночки Геринас), и признал, что это одно и то же лицо. Однако представитель ответчика продолжал настаивать на том, что на этикетке знаменитой "Аленки" присутствует собирательный образ, допуская при этом, что художник фабрики мог использовать фотографию истицы. Суд назначил дополнительную экспертизу, на разрешение которой были поставлены новые вопросы: является ли рисунок на этикетке шоколада "Аленка" самостоятельным творческим произведением? Является ли изображение на этикетке рисованным воспроизведением фотографии Е.Геринас?

Сравнивая два изображения, эксперт-художник пришел к заключению, что изображение на этикетке шоколада является самостоятельным творческим произведением, а не рисованным воспроизведением фотографии. Иск повзрослевшей "Аленки" был оставлен без удовлетворения.

Все "вещдоки" (январский номер журнала "Здоровье" за 1962 год, старые фото) Елена Александровна старательно оберегает, чтобы их не могла использовать в своих интересах противоположная сторона. Речь-то в конце концов идет о сумме в несколько миллионов рублей. Пока "Аленка" на суд обижена, но в том, что рано или поздно решение будет принято в ее пользу, не сомневается. Хотя в этой истории много "белых пятен": неизвестно, к примеру, даже точное имя художника, который перерисовывал фото: Н. Маслов - это предположительно. Художника уже нет в живых, и спросить, что к чему, не у кого.

При этом есть еще одна девочка, точнее, теперь уже женщина средних лет, в семье которой с самого ее детства считалось, что на шоколаде - именно ее лицо. Это Анна Стаценко. Приехавший в Брянск столичный фотокорреспондент сделал снимок симпатичной малышки. А потом фото попало на обложку журнала. Но родителям Ани слава дочери не вскружила голову.

День, когда залетный фотокорреспондент из столичного журнала носился по коридору поликлиники и снимал детей, мама Ани, Нина Васильевна, очень хорошо помнит. Помнит и то, как муж принес домой журнал "Здоровье" и радовался, что на обложке их Аня. А платочек, в котором Аня снята на обложке, до сих пор хранится в семье, как реликвия. И обложка журнала, наклеенная на картон еще в 1962 году. Но Анна совершенно не собирается чего-то для себя требовать, хотя все признаки того, что это именно она, налицо. На снимке в журнале - кареглазая девочка с устремленным вверх взглядом. У Анны цвет глаз с возрастом не изменился, как это иногда случается. Поразительно и то, что другие детские снимки Анны тоже запечатлели ее особенную манеру смотреть вверх. В общем, сходство с Аленкой удивительное, хотя нельзя отбрасывать того обстоятельства, что маленькие дети больше похожи друг на друга, чем взрослые. А если уж принарядить дитя в платочек...

Что касается иска Е.Геринас, то в семье Анны, когда узнали про ее иск, ахнули и рассмеялись. Анна полагает, что какие-то претензии фабрике может предъявить разве что художник, превративший малютку с карими очами в голубоглазое диво.

А вот теперь можно поговорить и о том, что происходит с шоколадом. Вообще в мире шоколада многое изменилось. Начиная с обертки. Раньше плитки заворачивались фольгою "в конверт", затем обандероливались с двух или четырех сторон этикеткой. Сейчас сразу заворачиваются "в конверт" кашированной бумагой-фольгой. Вроде и дизайн не изменился, а вроде что-то не то... Помните, с каким кайфом мы в детстве брали в руки шоколад, аккуратно снимали обертку, стараясь не порвать, потом разворачивали фольгу... Теперь все какое-то блестящее, ненатуральное... И шоколад, и вермишель "Ролтон", и рис пакуют одинаково: в плоский пакет, заштампованный с двух сторон. И вот на этом фоне спасибо "Красному Октябрю" (который сейчас называется несколько по-иному): "Аленку" там заворачивают по-старому. Хоть что-то осталось в нашей жизни незыблемого...

Однако изменилась рецептура. По рецептуре, утвержденной 30 июня 1967 года, при изготовлении шоколада "Аленка" использовались: сахарная пудра, тертое какао, масло какао, сухое молоко, сухие сливки, разжижитель, ванильная эссенция. Жир должен составлять 37,3%. Сейчас уже невозможно определить, изменялся ли вкус шоколада за время его многолетнего выпуска, но в рецептуре, приведенной в специзданиях 1992 года, соотношение компонентов изменилось, и явно в строну увеличения массы более дешевых продуктов. А массовая доля жира определена в 35,5%.

Состав нынешнего российского молочного шоколада "Аленка" в классическом исполнении таков: сахар, молоко сухое цельное, какао масло, какао тертое, эмульгатор лецитин, ароматизатор, идентичный натуральному.

Кроме "классического" молочного варианта, выпускается сейчас шоколад "Аленка" с разными добавками: с кусочками фундука, с кусочками фундука и изюмом, с кальцием и т.д. Девочка в платочке красуется на бисквитных пирожных в шоколаде и шоколадной пасте, печенье и батончиках, вафельных тортах и рулетах, карамели и шоколадных конфетах. А сколько вариантов плиток появилось! Есть даже в виде порционных стиков с начинками.

Появляются и пародии, правда, не на прилавках, а в Интернете. Бывают удачные, бывают иногда просто гадкие. А иногда и смешные. Например, шоколад "Ильчжимёнка". Для тех, кто не знает, это - фотошоп на корейского певца и актера Ли Джун Ки из драмы "Иль Джи Мэ". Симпатичное кареглазое лицо молодого корейца, удивительно смахивающего на "каноническую" "Аленку", вписано в платочек и помещено на классический фон. Не знаю, какой весельчак это сделал, но я была в восторге и смеялась до слез.

Впрочем, вряд ли все это волнует маркетологов "Красного Октября". Ведь это лишь подтверждение популярности бренда (у которого, кстати, есть собственный сайт. Не у фабрики, а именно у бренда! Непонятно, правда, зачем он нужен, этот сайт: исторических фактов об истории шоколада там кот наплакал...). А вот то, что "Кузя" пользовался гораздо меньшей популярностью, чем его "подружка", это - несомненно, да и шоколад "Кузя", по мнению многих сладкоежек, хуже.

Популярность "Аленки" подтверждается и наличием у нее "кузин" - марок шоколада, названия которых явно пошли от "Аленки", причем не в наше время, когда все можно и никаких запретов - ни нравственных, ни юридических. Все эти "кузины" рождались еще в советское время. Например, шоколады "Алина" и "Алена" (очень похожи по дизайну на "Аленку", и лицо девочки практически один в один, но только здесь не рисунок, а фотография), "Озорная Аленка", "Оленка" из Украины, "Аленка" из Эстонии, Литвы и даже Испании. Кроме того, известен целый ряд случаев, когда в подпольных цехах в обертку "Аленки" заворачивали просроченный или фальсифицированный шоколад. Руководство фабрики "Красный Октябрь" совместно с правоохранительными органами ведет работу, направленную на выявление и устранение такой продукции. И со своей стороны рекомендует потребителю быть бдительным при покупке - обращать внимание на внешний вид упаковки и качество печати этикетки. И внимательно читать состав.

Характерно, что всенародная любовь к этому шоколаду с годами не ослабела. Например, широко известнее такой факт: один из наиболее известных чеченских полевых командиров, главнокомандующий Вооруженными силами Ичкерии Руслан Гелаев умер с шоколадкой "Аленка" в руке. Но это какой-то грустный пример получился... Возьмем забавный. В Нижнем Новгороде не так давно проводилась проверка по факту кражи шоколада "Аленка". 8 июня двое молодых жителей областного центра Шахунья украли из магазина самообслуживания ни много ни мало, а 86 плиток этого шоколада. То ли они потеряли контроль над собой, так как относятся к шоколадозависимым людям, то ли это было умышленное преступление, так или иначе, в этом разберется следствие. Ущерб, нанесенный от кражи, составил 3409 рублей.

А если серьезно, то когда в начале нашего века в Москве на Поварской улице закрылся на ремонт главный фирменный магазин "Красного Октября", покупатели переживали за девочку в платочке, как за родную. Телефон на фабрике буквально раскалился: "Куда делась "Аленка"?" Судьба самого магазина мало кого интересовала. Никуда "Аленка" не делась, каждый день на "Красном Октябре" выпускают 185 тысяч плиток!

Вот только жаль, что нет теперь такой традиции, какая была при Фердинанде Теодоре Эйнеме, основавшем фабрику - предшественницу "Красного Октября". По его заказу композитор Карл Фельдман сочинял музыкальные произведения ко всей продукции, которая выпускалась на фабрике. Листочки с нотами вкладывали в упаковку, и музыкально образованный покупатель мог наиграть дома "Вальс-монпансье", "Кекс- галоп" или "Танец какао". Нам, современным людям, тоже бы хотелось, купив "Аленку", помузицировать. Сдается, мелодией этой молочной шоколадки должна была стать колыбельная, потому что и то, и другое - родом из детства.